• итальянский язык
  • немецкий язык
  • французский язык
  • английский язык
  • испанский язык
  • русский язык

Введение в русский корпус «Лексика культурного наследия»

Валентина Росси, Марчелло Гардзанити, Наталья Жукова (Университет Флоренции)

1. От лексикографических исследований к русскому Корпусу LBC (и обратно)[1]

Когда мы вместе с проф. А. Фарина решили создать во Флоренции исследовательское объединение, посвященное изучению лексики культурного наследия (ЛКН / LBC), мы четко сознавали значимость этой фундаментальной темы, как для наших исследований, так и для нашего преподавания языков.

Это направление могло бы существенным образом повлиять на весь процесс обучения, поскольку многие из наших студентов находят работу в секторах, где требуются именно эти знания, прежде всего в профессии туристического гида.

Те, кто участвовал в становлении проекта LBC, официально одобренного после сложного процесса апробации 7.10.2013, в первую очередь исходили из того факта, что существует глубокий разрыв в качестве языкового общения между современными путеводителями по городу Флоренции (например, Бонеки) и экспертами в области художественного наследия, начиная с историков искусства, которые доминируют в этой части специализированной лексике итальянского языка.

Было достаточно просмотреть сайты музеев, чтобы убедиться в преобладании на них непрофессиональных переводов, зачастую выполненных на элементарном английском языке. И это несмотря на то, что были очевидны результаты, достигнутые лексикографией как в Италии, так и за рубежом, которая уже достаточно долгое время ориентировалась на создание баз данных. Это ясно проявилось в первый же день работы конференции «Лексикон и банки данных» (Флоренция, Болонья, 13.12.2013).

Отношения, установленные с Академией делла Круска (Accademia della Crusca), помогли укрепить представления о связях лексики культурного наследия с наследием итальянского языка и традициями флорентийского Возрождения во многих областях: от архитектуры до кулинарии, от литературы до ремесленных навыков, и позволили затронуть вопросы, касающиеся эстетических и социальных наук, в которых материальное и нематериальное наследие оказываются глубоко взаимосвязанными.

В целом, в своей работе мы проверяли правильность и точность употребления лексики с помощью общих словарей или, при их наличии, специализированных, контролируя качество языковой коммуникации в различных областях культурного наследия. По этой причине было важно на начальной стадии проекта идентифицировать словари, доступные на отдельных языках, чтобы наглядно увидеть, как общие словари часто показывали ряд ограничений и неточностей, делавших их малопригодными или даже вредными для переводчиков и лингвистических посредников. В российском контексте достаточно сослаться на лексику, касающуюся религиозной архитектуры, чтобы столкнуться со значительными трудностями в словарях, относящихся к советской эпохе, что стало следствием длительного периода государственного атеизма. В более общем плане можно было наблюдать ограниченность представленных примеров, которые часто не иллюстрируют семантическое богатство определенных терминов и особенно их употребление в специальном контексте. Еще более серьезные проблемы возникали при использовании двуязычных словарей.

Первая проверка трудностей работы со словарями была осуществлена в исследованиях, проведенных некоторыми студентами в их дипломных проектах, посвященных анализу путеводителей по Флоренции на русском языке. Их результаты стали предметом обсуждения и размышлений в русскоязычной части нашего исследовательского подразделения, а в более общем плане - с коллегами из других языковых групп[2]. Возможность просмотра классических и современных словарей в интернете на некоторых общедоступных порталах способствовала работе в части русского языка, и это позволило сравнить определения, предлагаемые русскими одноязычными словарями с одноязычными итальянскими, начиная с престижного словаря Treccani. Это сравнение неизбежно выявило не только ограниченность этих инструментов, но, прежде всего, сложность культурного наследия России, которое, с одной стороны, ориентировано на западный мир (с французским и немецким посредничеством, а также и с итальянским), а с другой, - остается привязанным к византийскому наследию, которое составляет значительную часть лексики культурного наследия, начиная, например, с лексики, относящейся к иконографии.

Изучение путеводителей также включало выявление сложных проблем, связанных с формой имен собственных в процессе транслитерации с латинского алфавита на кириллицу (например, различные орфографии Санта-Мария-дель-Фьоре) или адаптации к русскому языку, когда это необходимо: можно найти частичный или полный перевод топонима, например, различные версии передачи Porta Romana[3]. В этом контексте возникла необходимость обращаться не только к словарям, но и к энциклопедиям, начиная с традиционной Большой советской энциклопедии и кончая самой известной из времен Российской империи, названной по имени ее редакторов, Брокгауз-Ефрон (1890- 1907)[4]. Наши исследования сопровождали работу тех наших студентов, которые научились понимать необходимость и важность транскрипции и передачи имен собственных на русском языке, которые, как мы знаем, часто менялись с течением времени.

Очевидные недостатки, связанные с использованием существующих словарей и новейшие разработки в области лексикографии привели к необходимости создания баз данных, на основе которых можно было бы построить новый словарь. Необходимость обращения к истокам формирования лексики культурного наследия привела к поиску его основ в эпоху флорентийского и итальянского Возрождения, когда лексикон истории искусства фактически вырабатывался в процессе сочинения знаменитых «Жизнеописаний» Джорджо Вазари (1550, 1568). В этом контексте было важно установить контакты с фондом «Memofonte Foundation», который владеет важнейшей базой данных сочинений Вазари[5]. Его «Жизнеописания» можно считать незаменимым ориентиром для формирования итальянского лексикона культурного наследия, который, в свою очередь, на протяжении веков являлся ориентиром для искусства и архитектуры в Европе[6].

Мы сразу поняли, что версии «Жизнеописаний» на разных языках могут составить важную основу для изучения лексики культурного наследия. В русском секторе Н.Н. Жукова, одна из первых членов группы, взялась за исследование, которое позволило идентифицировать несколько переводов сочинения Вазари, начиная с XIX века. Эти разные версии свидетельствуют не только о процессе стандартизации лексики искусства и культурного наследия на русском языке, но в более общем плане они объясняют разные подходы к переводу, отражающие сложность культурного наследия России. Также благодаря участию студентов, изучающих русский язык, появилась возможность сравнить различные русские переводы Вазари, что привело к интересным результатам[7], которые, как мы надеемся, будут продолжены в будущем под руководством проф. Дж. Съединой (член группы с 2018 г.)[8]

Таким образом, изначально версии «Жизнеописаний» Вазари должны были составлять основу базы данных. Как было сказано в начальной формулировке проекта, в котором предлагалось действовать «в двух разных направлениях: изучение переводов классических произведений флорентийского Возрождения, начиная с переводов «Жизнеописаний» Вазари, а также создание базы данных лексикона путеводителей по Флоренции на разных языках. В дальнейшем  предусматривалось расширение этих баз данных, которые должны использоваться для разработки словарных статей, доступных для просмотра на специальном портале» (7.10.2013). На основе этих баз данных будет создаваться словарь, со свободным доступом в интернете, в который будут включены леммы с примерами использования, определение семантико-тематического поля и даже энциклопедическая информация, созданная в сотрудничестве с историками и историками искусства. По этим причинам были проведены углубленные исследования для разработки типовой модели словарной статьи, в которой должны были соединяться материалы, предлагаемые базами данных[9].

Данный проект, его основные цели и первые достигнутые результаты были представлены на различных семинарах и конференциях. Среди них мы должны назвать вышеупомянутую X Международную школу лексикографии (Иваново, Флоренция, 12-14 сентября 2013 г.), организованную О. Карповой (Ивановский университет), в которой приняли участие несколько участников исследовательской группы, чьи выступления были опубликованы в издательстве Cambridge Scholars Publishing[10]. Это событие ознаменовало начало сотрудничества с Карповой и Ивановской лексикографической школой,[11] с которой мы познакомились во время семинаров, организованных Фондом Ромуальдо Дель Бьянко (Fondazione Romualdo Del Bianco), флорентийским фондом, который проводит значительную работу по связям с российским академическим миром. При поддержке Фонда был организован международный семинар «Лексикография культурного наследия как вспомогательный инструмент для Международного совета по памятникам и достопримечательностям (ИКОМОС)» (Флоренция 21-23 июля 2014 г.), на котором присутствовали специалисты разного профиля и чьи доклады были напечатаны [12].

Впоследствии, во время второй встречи, организованной в Академии искусств и дизайна (Флоренция), посвященной «Проекту многоязычной лексики культурного наследия. Популяризация флорентийского художественного и культурного наследия» (Флоренция, 27 января 2015 г.), вместе с коллегами М. Перотто и Н.Н. Жуковой, мы представили доклад: «Перевод историко-художественной лексики с итальянского на русский язык: сложности и проблемы». Тем временем обрел конкретную форму проект создания специализированной сетевой платформы “Lessico per i Beni Culturali” / «Лексикон культурного наследия», с последующей публикацией материалов  в издательстве Firenze University Пресс[13].

В рамках русского сектора исследовательской группы были налажены новые совместные работы с коллегами из академических институтов в России, в том числе с Институтом русского языка им. В.В. Виноградова, и его тогдашним директором А. Молдованом. Это позволило определить особые методологические подходы по сравнению с другими языковыми группами: более яркое восприятие диахронии соседствовало с передовыми исследованиями русской исторической лексикографии, связанными с нашими исследованиями в филологической и историко-культурной области, которые вели далее к размышлениям о тесной взаимосвязи языка и культуры, о чем свидетельствует, в частности, развитие теории так называемой картины мира[14].

В течение 2014 года русская секция пополнила свои ряды благодаря сотрудничеству с М. Перотто из Болонского университета, автора важных работ в социолингвистической области, которая присоединилась к группе в июле 2014 года и участвовала в составлении моделей описания лексики. Она очень активно продвигает инициативы по сотрудничеству между нашими университетами. В октябре 2014 года с нами начала сотрудничать Ф. Росси, которую мы пригласили в нашу группу благодаря ее специализации в области изобразительного искусства и архитектуры как в Италии, так и в России, где она проработала много лет, преподавая в престижном МАРХИ (Москва), а сейчас она является сотрудником Художественно-исторического института во Флоренции. В частности, ее изучение наследия Палладио в русской архитектуре важны для формирования лексики культурного наследия в России[15].

Особенно полезным на дидактическом уровне оказался том «Тысячелетие итальянской архитектуры в России», в работе над котором Ф. Росси выступала как автор и переводчик[16]. Поскольку этот том был издан на обоих языках под эгидой итальянского посольства в Москве, студентам были предоставлены отдельные главы на русском и итальянском языках, в которых предлагалось выявить лексику культурного наследия в каждой статье и найти определения, приведенные в наиболее актуальных словарях русского и итальянского языков[17]. Сравнивая различные определения слов и используя контекст, в котором они встречаются, можно было определить термины, которые создают наибольшие трудности при переходе с одного языка на другой, особенно из-за разницы в семантике. В будущем ожидается исследование, в котором будут собраны результаты анализа отдельных глав и которое могло бы стать основой нового русско-итальянского и итальянско-русского архитектурного словаря.

Благодаря вышеупомянутому Фонду Del Bianco мы также связались с E.В. Гениевой, директором Государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино (Москва), которая в 2013 году предложила нашей гуманистической библиотеке серию томов на русском языке, изданных Рудомино, в том числе два интереснейших тома «Хождения во Флоренцию», в которых собраны свидетельства представителей русской литературы о нашем городе[18]. Не менее важны контакты с Институтом философии Академии наук, в частности с А. Кара-Мурзой, автором успешных очерков и путеводителей, посвященных русскому присутствию в итальянском городе, среди которых явно выделяется Флоренция, и О.И. Кусенко, занимающейся изучением работ русских ученых в контексте итальянского Возрождения. Важно подчеркнуть, что изучение лексики культурного наследия применительно к России неизбежно переплетается с более сложным вопросом восприятия гуманизма и Возрождения в России и с присутствием русской эмиграции в Италии после революции. Это принципиально важная тема для истории русской культуры, которой посвящена серия исследований[19]. В рамках дидактической деятельности в этом направлении мы способствовали изучению основной лексики, характеризующей русскую версию классического эссе Дж. Буркхардта об эпохе Возрождения[20].

Начиная с 2016 года, учитывая трудности, связанные с созданием моделей словарных статей, которые в большей частью основывались на существующих словарях, и благодаря упорству коллеги К. Николас Мартинес с ее многолетним опытом исследования в области корпусной лингвистики, наше объединение приступило к созданию собственного корпуса лексики культурного наследия. Мы лично убедились в правильности и плодотворности предложенного метода, когда мы поручили одному из наших студентов, со степенью в области компьютерных наук, создать ограниченный корпус путеводителей по Флоренции на русском языке, используя программу Sketch Engine для анализа лексики, содержащейся в нем[21]. Сразу стал очевиден качественный скачок, который смогло привнести в анализ лексики внедрение новых компьютерных программ и корпусной лингвистики. С этой точки зрения, у нас уже был фундаментальный инструмент для русской лексикографии, поскольку был создан Национальный корпус русского языка (https://ruscorpora.ru), который по образцу других корпусов собирает огромное количество текстов, которые можно изучать, проводя исследования как в лексической, так и в грамматической областях. Однако эта огромная масса, которая, помимо прочего, также включает корпуса средневековых текстов и текстов до начала XIX века, предшествовавших рождению стандартного русского языка. Среди основателей национального корпуса - уже упомянутый Институт русского языка.

Создание баз данных, объединяющих художественные и литературно-исторические тексты о Флоренции и Тоскане, которые должны стать отправной точкой для инновационного многоязычного словаря, предназначенного для специалистов по истории искусства и лексикографии, а также для туристических гидов и переводчиков, было осуществлено под руководством Николас Мартинес, Фарины и Р. Биллеро[22]. Когда было принято решение о создании баз данных на разных языках, в рамках нашей секции была сформирована рабочая группа под руководством В. Росси (сотрудничающей с начала 2016 года) совместно с М. Перотто. Н. Жуковой и М. Газановой-Мият. Группа обработала с помощью нескольких стажеров (Бучелли, Горбачевой и Лихачевой), серию текстов, которые могут показаться неоднородными, но в действительности отражают исследования, проводившиеся в предыдущие годы, и о которых мы подробно говорили на предыдущих страницах. Этим объясняется центральная роль, которую играют русские версии переводов «Жизнеописаний» Вазари, но в то же время наличие некоторых текстов, содержащихся в томе «Тысяча лет итальянской архитектуры в России», свидетельств русских путешественников о Флоренции, но об этом мы поговорим более подробно в следующей части.

Мы хотели бы только подчеркнуть важность использования специальных баз данных для изучения лексики культурного наследия, в чем мы смогли убедиться, работая над нашим исследованием об употреблении термина «фрязь», которым называли итальянских архитекторов, работавших в России в конце пятнадцатого и начале шестнадцатого века. Это исследование было представлено на Международной конференции LBC - CeSLiC "Comunicare il patrimonio artistico e culturale nella società digitale plurilingue" («Передача художественного и культурного наследия в многоязычном цифровом сообществе») (Болонья, 13-14 декабря 2018 г.)[23]. Присутствие этого слова в источниках, имеющихся в базе данных Russian LBC, позволило нам гораздо целенаправленнее двигаться в огромном национальном корпусе русского языка[24].

2. Многоязычные корпуса LBC и русский корпус

Исследовательская группа по многоязычному лексикону культурного наследия (LBC) среди целей проекта отмечает следующую: создание справочной веб-платформы для использования и изучения лексики культурного наследия; создание базы данных с корпусами языков, задействованных в проекте; составление многоязычного словаря терминов, использующего базу данных в качестве ресурса[25]. Одна из основных целей проекта исследовательской группы LBC состоит в создании одноязычных словарей на восьми разных языках, которые используются в конкретных ситуациях, связанных с особым объектом: описание (и перевод описаний) наследия Тосканы преимущественно в популярных текстах, таких как туристические справочники, сайты музеев и под[26].

В первую очередь для этой цели были созданы текстовые базы данных на различных языках проекта, которые будут постепенно дополняться в виде Work in progress и которые можно будет использовать для различных задач: от создания перечня терминов до составления одноязычных лексикографических / терминологических картотек и карточек перевода, связывающие терминологию разных языков вместе (на данный момент эта функция доступна только для перевода с итальянского на другие восемь языков проекта)[27].

Основная цель проекта LBC - восполнить нехватку соответствующих инструментов и адекватного обучения для распространения и популяризации знаний о художественном наследии, тем самым способствуя развитию и реализации изучения, исследования и других мероприятий, ориентированных на лексику различных языков в их взаимосвязи с итальянским языком в области художественного и культурного наследия, начиная с города Флоренции. В этой связи также ожидается публикация «основных лексиконов языка искусства» исследовательской группой LBC, что представляет собой еще один этап этого долгосрочного проекта: начиная с извлечения из отдельных языковых корпусов выборки репрезентативных слов итальянского художественного языка с соответствующими контекстами использования (конкордансами).

Наиболее важные тексты, которые должны быть включены в первую очередь в базы данных на всех языках, - это переводы серии работ с итальянского языка, которые считаются основополагающими текстами для создания терминологии искусства или классические тексты итальянского искусства[28]. Создание многоязычных корпусов, частично состоящих из переводов этих канонических текстов, и прежде всего «Жизнеописаний» Вазари, дает возможность использовать анализ переводов в качестве полезного ресурса для создания двуязычных лексических разделов будущих словарей LBC[29].

Таким образом, база данных состоит из корпусов различных языков, задействованных в проекте, корпусов, содержащих тексты, иллюстрирующие культурное наследие: от технических специальных текстов по истории искусства до популярных книг, таких как туристические справочники и путеводители, посвященные итальянскому искусству и культуре. В качестве критериев для отбора текстов использовались следующие параметры: историческая и культурная значимость работы в конкретной области исследования (например, тексты Витрувия или Леонардо); международная известность произведения, относящегося к области исследования (например, «Жизнеописания» Вазари); престиж, придаваемый итальянскому наследию на международном уровне благодаря произведениям (например, текстам Стендаля или Раскина); специфичность темы применительно к истории итальянского искусства и, в частности, Тосканы (например, Geschichte der Renaissance / «Культура Италии в эпоху Возрождения» Буркхардта)[30].

Как можно заметить, корпуса разных языков неоднородны и состоят из текстов разных типов, принадлежащих к различным эпохам (рассказы о путешествиях, туристические путеводители, очерки итальянского искусства, биографии художников), выбранных, однако, из соображений общего интереса к итальянскому наследию. Комбинация этих разных типов текстов, даже если она может показаться противоречивой, на самом деле имеет фундаментальное значение для изучения текущего состояния лексики культурного наследия именно в отношении истоков ее формирования и создания хорошо узнаваемого стандарта.

База данных LBC[31] дает возможность проводить целевые консультации с различными корпусами и подразделами, позволяя делать сравнения, такие как, например, «итальянский исходный язык» и «русский исходный язык» или «русский исходный язык» и «русский перевод», или «русский специально-технический регистр» или «русский литературный регистр». Эти операции сравнения могут помочь выявить приблизительность или даже ошибки перевода и, таким образом, построить качественную сравнительную лексикографическую информацию (Farina, Billero 2018: 109).

Эта многоязычная база данных была разработана для широкого специализированного использования в соответствии с тремя основными требованиями: «получить лингвистический материал для документального подтверждения словарных статей многоязычного словаря LBC; иметь в своем распоряжении языковой материал для лингвистических, литературных или культурных исследований; и наконец располагать текстами, чтобы сделать культурное наследие Флоренции и Тосканы известным широкой публике»[32].

Метод, выбранный для реализации корпусов, и общий для всех языковых групп проекта LBC, был разработан и обобщен Е. Карпи и А. Пано Аламан, исходя из некоторых аспектов языка искусства как отраслевого языка: с одной стороны, «происхождение и эволюция языка для художественных целей объясняют, почему слова, связанные с искусством и художественной критикой, далеки от того, чтобы составлять набор уникальных терминов и выражений»; с другой стороны, «лексика искусства находится на полпути между специализированными языками и общепринятым языком и представляет собой высокую степень вариации в зависимости от типа текста, в котором она встречается»[33].

Исходя из этого, «и учитывая разнородность художественной лексики и разнообразие дискурсивных типологий, в которых она проявляется», исследовательские группы проекта LBC создали два крупных тематических блока. На первом этапе были собраны тексты, относящиеся к Флоренции как городу искусства (по преимуществу оригинальные произведения или переведенные с итальянского, французского, немецкого и английского языков, опубликованные между 16 и 20 веками): «эти тексты были отобраны с учетом их культурной и межкультурной значимости; они являются литературно-биографическими и путевыми произведениями, которые позволяют нам понять различные точки зрения, связанные с итальянским искусством, и, таким образом, расширить выбор терминологии». На втором этапе была собрана серия технических текстов по архитектуре и искусству: «в этом случае приоритет отдавался трактатам, руководствам и критическим сочинениям, которые представляют собой важный источник специальной терминологии; как и в предыдущем случае, были включены как оригинальные, так и переводные работы»[34].

«Жизнеописания наиболее известных живописцев, ваятелей и зодчих» Джорджо Вазари представляют собой главный источник многоязычных корпусов, поскольку Вазари вводит в своем трактате термины, сочетающие в себе техническую лексику и некоторые концепции, предвосхищающие язык художественной критики[35].

В русском корпусе первая группа текстов представляет классические ныне произведениям, такие как «Образы Италии» Павла Муратова (1913), эссе Николая Бердяева «Чувство Италии» (1915), воспоминания о путешествиях Николая Анциферова («Отчизна моей души: воспоминания о путешествиях в Италию», 1938-1940), воспоминания о поездке в Италию таких выдающихся личностей, как княгиня Екатерина Дашкова («Записки княгини», 1802), и художников, как Мстислав Добужинский, («Воспоминания», 1922) и Михаил Нестеров («О пережитом», 1928). В эту группу также входят поэтические тексты Константина Батюшкова, Антона Дельвига, Александра Пушкина, Петра Вяземского, Александра Блока, Николая Гумилева, Дмитрия Мережковского, Анны Ахматовой, Иосифа Бродского, вдохновленные образами-символами итальянской культуры, а также впечатлениями от путешествий, которые передаются в письмах художников и писателей, таких как Петр Чайковский, Валентин Серов, Федор Достоевский, Антон Чехов. Наконец, есть переведенные произведения иностранных авторов, таких как дневник путешествий Стендаля по Риму, Неаполю и Флоренции («Рим, Неаполь, Флоренция», 1978 [Rome, Naples et Florence 1817]), «Флорентийские ночи» (1971, [Florentinische Nächte, 1836]) Генриха Гейне, «Флорентийские утра» Джона Раскина («Прогулки по Флоренции» 2016 [Mornings in Florence,1881]), «Флорентийский дневник» Раньера Марии Рильке (2001, [Das Florenzer Tagebuch, 1898]) .

Вторую группу образуют как переводные произведения: тексты Леона Баттисты Альберти («Десять книг о зодчестве», 1935 [ I dieci libri de l'architettura, 1500]), Андреа Палладио («Четыре книги об архитектуре», 1938 [I quattro libri dell'architettura, 1570?]) и Леонардо да Винчи (Трактат о живописи, 2010 [Trattato della pittura, 1500?]), «История Флоренции» Макиавелли (1973, [Istorie fiorentine, 1526], автобиография Челлини («Жизнь Бенвенуто, сына маэстро Джованни Челлини, флорентинца, написанная им самим во Флоренции», 1958 [Vita di Benvenuto Cellini, 1539]), общие очерки истории искусства эпохи Возрождения Генриха Вёльфлина, Эрнста Гомбриха, Бертрана Жестаза; так и оригинальные произведения на русском языке: тексты советской эпохи, например, монография Михаила Алпатова «Итальянское искусство времен Данте и Джотто» (1939) и Краткий словарь терминов изобразительного искусства (1965) и более поздние учебники, такие как книги А. Каптикова и А. Плешивцева, посвященные истории искусства эпохи Возрождения, богатые культурно значимыми терминами, относящимися к истории итальянского искусства.

Русский корпус включает 248 текстов общим объемом более 1.900.000 слов (http://corpora.lessicobeniculturali.net/noske/ru/#dashboard?corpname=rulbc).

Каждый корпус LBC можно описать, исходя из классификации текстов, которые его составляют. Это позволяет выявить полезные соотношения, такие как:

  1. «переводные тексты» (147/248, что составляет 59% корпуса)[36] или «Русские оригинальные тексты» (101/248, на них приходится соответственно 41%). Очевидно, что преобладают переводы с итальянского (138/147), что соответствует 94% переведенных текстов. «Жизнеописания» Вазари составляют 88% переводов с итальянского и соответствуют 83% подкорпуса «переводных текстов».
  2. «технические тексты или словари» (171/248, что составляет 69% корпуса)[37] или «Литературные или популярные тексты» (77/248, соответственно 31%)[38].

В подкорпусе «переводные тексты» процент «технических текстов или словарей» (140/147) равен 95%, а процент «литературных или популярных текстов» (7/147) составляет только 5%. С другой стороны, в подкорпусе «Русские оригинальные тексты» доля «технических текстов или словарей» (31/101) равна 31%, а доля «литературных или популярных текстов» (70/101) составляет 69%. . Таким образом, в корпусе русского языка наблюдается сильное несоответствие между процентом технических текстов, присутствующих в подкорпусе «переводные тексты» (95%), и процентом технических текстов, представленных в подкорпусе «оригинальные тексты на русском языке» (31%). Большое количество переводов из Вазари, которые классифицируются как «Технические - Искусство», сильно влияет на эти цифры.

Это несоответствие будет предметом дальнейшего анализа во Введении в основную лексику искусства, подготовленном исследовательской группой по русскому языку проекта LBC (готовится к печати).

Работа с корпусом «Лексика культурного наследия»

Как уже было сказано выше, участники проекта поставили перед собой амбициозные цели: создать авторитетный многоязычный справочный ресурс, в котором будет представлена лексика и устойчивые сочетания из сферы культурного наследия города Флоренции, в которую входят термины искусства, истории искусства, религии, истории, а также имена собственные, названия и топонимы, используемые для ее описания. В создании портала принимают участие не только ученые и преподаватели университетов, но и итальянские студенты, для которых это прекрасная научная школа в данном случае по лексикологии, лексикографии и орфографии русского языка, а также незаменимая практика перевода.

Кому предназначен этот проект? Целевая группа – это, в первую очередь, музейные работники, туристические организации и переводчики, то есть специалисты, которые ежедневно сталкивается с необходимостью составлять и использовать путеводители, выставочные каталоги и переводить их. Но также он обращен и к самому широкому кругу пользователей, интересующихся как туристическими достопримечательностями, так и историей искусства и религии. Именно ориентация на столь широкую целевую аудиторию предопределила и выбор источников для формирования банка данных, о которых уже было сказано выше.

Что отличает данный проект от уже существующих схожих порталов (Wikipedia, энциклопедии, специальные и двуязычные словари)? Банк данных ограничивается лексикой, относящейся именно к сфере культурного наследия одного города, как прототипа города искусства, но расширяется за счет привлечения большего фактического материала (антропонимы, названия учреждений и памятников архитектуры и искусства, топонимы) и сводится в один ресурс. Но самое главное – каждая лексическая единица обретает полифонизм звучания и значений, так как сопровождается не только расширенным и уточненным переводом, но и примерами употребления, хранящимися в банке данных.

Не случайно, что центром данной инициативы стала Флоренция – город, в котором собственно сформировалось и получило наивысшее воплощение не только все европейское искусство, но и его теоретическое осмысление, нашедшее отражение в фундаментальном труде флорентинца Вазари. Поэтому очевидно, что итальянский язык в данном проекте – это точка отсчета.

Естественно, что у каждого языка, свои сложные отношения с итальянским донором. Мы остановимся на русской составляющей проекта, которая имеет свою специфику. Помимо проблем, связанных с точностью перевода отдельных лексических единиц, проистекающих из существенных различий, например, между католической и православной церковной традициями, что требует дополнительных уточнений и объяснений, на каждом шагу возникают проблемы транслитерации и/или транскрипции с латинского алфавита на кириллический имен собственных, названий и топонимов.

Приведем только два примера семантической асимметрии слов, которые встречаются сразу же при самом беглом знакомстве с любым европейским или российским городом. Речь идет об «алтаре» и «соборе».

Если опираться только на двуязычный русско-итальянский словарь, то «алтарь» переводится как altare и считается, что эти лексические единицы описывают ту же самую часть церковного интерьера.  Но это мнимое сходство и специалисты сразу же понимают, что речь идет о разном. Алтарь присутствует и в католическом, и в православном храме, но их расположение и функция различаются. Собственно «алтарю» в православной храме соответствует итальянский presbiterio, тогда как «алтарь» католического храма в православной традиции называется  «престол», «стол для жертвоприношения» или «жертвенник».

Первое, что видят туристы в любом итальянском городе это Duomo – кафедральный собор. В русском языке словом «собор» называется особенно значимая церковь, где службы проводятся высшими церковными иерархами, но у него нет уникального статуса, как в соборах в западной традиции, где их статус закреплен наличием епископальной кафедры. С течением времени ситуация менялась: храм, в котором была раньше епископская кафедра, мог утратить ее, однако статус «собора» оставался за ним навсегда. Таким образом, в большом городе, как Москва или С.-Петербург, может быть несколько соборов. Перед переводчиком сразу же встает проблема: оставить слово «Дуомо» в кириллической транслитерации или дать объяснительный перевод: «главный, самый важный собор города». И поскольку в русском языке не существует этой лексически закрепленной иерархии за словом «Дуомо», то оно превращается в имя собственное: Дуомо, он же — собор Санта-Мария-дель-Фьоре (Santa Maria del Fiore). Очень часто это слово просто не используется, заменяясь словом «собор»[39].

Реализуемый корпус позволяет высветить все вышеназванные и многие не названные еще проблемы, чтобы привлечь внимание специалистов к их решению и максимальной унификации переводческих стратегий.

Чтобы проиллюстрировать возможности корпуса при анализе и оценке переводов, обратимся к небольшому фрагменту из «Жизни Филиппо Брунеллески» Вазари, в котором описывается проект купола флорентийского собора и речь идет о материалах, которые будут использованы при строительстве, в частности, о различных типах камня.

Оригинал (1568) Перевод (1933)[40] A. Габричевского Перевод (1963)[41] A. Венедиктова и A. Габричевского
1. Facciansi poi ventiquattro sproni con le dette volte murati intorno, e sei archi di macigni forti e lunghi, bene sprangati di ferri, i quali sieno stagnati, e sopra detti macigni, catene di ferro, che cinghino la detta volta con loro sproni. <…> 1. Затем следует приступить к постройке этих двадцати четырех ребер вместе с заложенными между ними сводами, а также шести арок из крепких и длинных известняковых камней, прочно скрепленных процинкованными железными пиронами, а поверх этих камней наложить железные обручи, которые бы связывали означенный свод с его ребрами. <…> 1. Затем следует приступить к постройке этих двадцати четырех ребер вместе с заложенными между ними сводами, а также шести арок из крепких и длинных кусков мачиньо, прочно скрепленных процинкованными железными пиронами, а поверх этих камней наложить железные обручи, которые бы связывали означенный свод с его ребрами. <…>
2. Il primo e secondo cerchio da piè, sia rinforzato per tutto, con macigni lunghi per il traverso, sì che l’una volta e l’altra della cupola si posi in sui detti macigni. <…> 2. Первый и второй венец снизу должны быть сплошь завязаны поперечной кладкой из длинных известняковых камней, так чтобы оба свода купола на них покоились. <…> 2. Первый и второй венец снизу должны быть сплошь завязаны поперечной кладкой из длинных известняковых камней так, чтобы оба свода купола на них покоились. <…>
3. Gli sproni murati tutti di macigni  e di pietra forte, e similmente le facce della cupola tutte di pietra forte, legate con gli sproni fino all’altezza di braccia ventiquattro, e da indi in su si muri di mattoni, o vero di spugna, secondo che si delibererà per chi l’averà a fare, più leggieri che egli potrà. <…> 3. Ребра должны быть целиком сложены из известняка и прочного песчаника, а также и самые своды — целиком из прочного песчаника, причем и ребра и своды должны быть связаны друг с другом вплоть до вышины двадцати четырех локтей, откуда уже может начаться кладка из кирпича или туфа, в зависимости от решения того, кому это будет поручено, так чтобы это было как можно легче. 3. Ребра должны быть целиком сложены из мачиньо и пьетрафорте, а также и самые грани целиком из пьетрафорте, причем и ребра, и своды должны быть связаны друг с другом вплоть до вышины двадцати четырех локтей, откуда уже может начинаться кладка из кирпича или туфа в зависимости от решения того, кому это будет поручено, так, чтобы это было, как можно легче. <…>
4. L’acque della cupola terminino in su una ratta di marmo larga un terzo, e getti l’acqua dove di pietra forte sarà murato sotto la ratta 4. <…> вода с купола должна будет попадать на мраморный желоб, шириной в одну треть локтя, который будет выбрасывать воду туда, где внизу желоб будет сложен из песчаника 4. Вода с купола будет попадать на мраморный желоб шириной в одну треть локтя, который будет выбрасывать воду туда, где внизу желоб будет сложен из песчаника

Как видно из приведенных текстов, они изобилуют сложными техническими подробностями и пояснениями, которые требуют не только владения соответствующей лингвистической терминологией, но и пониманием инженерных особенностей возводимого объекта. Что же касается названий камней, то в этом отрывке Вазари помимо мрамора мы встречаем еще три типа минералов: macigno, pietraforte, spugna. Перед переводчиками стояла непростая задача: найти достаточно близкий эквивалент для неискушенного в минералогии читателя (1. 1933) или оставить итальянское название, давая пояснение в тексте, что речь идет именно о камне (1.1963).

Габричевский, автор перевода 1933 г., последовательно переводит ‘macigno’ как «известняковый камень», а ‘pietraforte’ – «песчаник», но в переводе 1963 г., где он выступает и как переводчик, и как редактор, установка меняется: ‘macigno’ то транслитерируется – «мачиньо» (1. 1963), то переводится как и в более раннем варианте – «известняковый камень» (2. 1963). У читателя складывается впечатление, что речь идет о двух совершенно разных минералах. Такой же двойственный подход в варианте 1963 г. предлагается и при переводе ‘pietraforte’: транслитерация – «пьетрафорте» (3. 1963) или «песчаник» (4. 1963, 3—4. 1933). Трудно найти логическое объяснение этому дублированию терминов без какого-либо пояснения в тексте.

Надо сказать, что перевод 1933 г. неполный, в нем отсутствует, кроме жизнеописаний большинства не столь знаменитых художников, также вступительная часть – наиболее «техническая» в произведении Вазари, посвященная общим вопросам живописи, скульптуры и архитектуры. В переводе, начатом в 1956 г., первый том[42] содержит эти части с большим количеством специальной терминологии, в том числе из минералогии, в той мере, какой эта часть знаний о природе была известна Вазари к моменту написания своего труда. А. Венедиктов, переводчик данного тома, в абсолютном большинстве оставил итальянские названия минералов, давая заимствованию  транскрипцию или транслитерацию по-русски.

Таблица названий камней из Вступления Вазари

Vasari 1568 Вазари 1956 (перевод А. Венедиктова)
porfido порфир
serpentino серпентин
cipollaccio чиполаччо
mischio мискио
granito гранит
(pietra di) paragone Парагон (Общепринятое название – пробирный камень)
Marmo (diversi colori)
Specie di marmi:
cipollini
saligni
campanini
mischiati
мрамор (разных цветов)
сорта мрамора:
чиполлино
салиньо
кампанино
мискиато
pomice пемза
Trevertino / travertino травертин
Piperno / preperigno Пиперино / препериньо (Общепринятое сейчас название – пеперин)
pietra da calcina известняк
Pietra serena пьетрасерена
macigno мачиньо
Pietra forte пьетрафорте

Если мы посмотрим количество упоминаний ‘macigno’ в итальянском корпусе, то можно увидеть, что это слово встречается у Вазари 40 раз. В русском же корпусе мы находим только 13, из которых два повторяются в переводе 2011 г[43]. В других контекстах термин "macigno" переводится, как мы уже сказали, «известняковый камень».

«Песчаник», о котором не упоминалось во Введении, встречается 6 раз (тексты о Микеланджело и Брунеллески), «известняк» – 2 раза и «известняковый камень» - 4 раза. Описывая различные типы минералов, используемых в строительстве, архитектуре и скульптуре, Вазари опирался на их визуальное описание, а не химический состав, которыми оперируют сейчас специалисты по минералогии и петрографии. Тем не менее, большинство названий, которые он использует, сохранились в итальянском языке[44].

Перед переводчиками стояла задача сохранить баланс между верность оригиналу и понятностью и доступностью текста на принимающем языке. В данной ситуации, пояснение, что «пьетрасерена» и «пьетрафорте» - это виды песчаника определенного оттенка, позволило бы не только специалистам, но и любителям лучше понять текст Вазари. Поэтому и термин «мачиньо» стоило бы пояснить, по крайней мере, во Введении о камнях, что это известковый камень. С нашей точки зрения, стало ошибкой параллельное употребление итальянского заимствования и русского термина «известняковый камень» без четкого разграничения. Это только один пример из бесчисленных сложностей, встающих перед историками искусства, переводчиками, туристическими гидами и любителями искусства при обращении к столь сложному произведению как труд Вазари. Очевидно, что необходим его новый перевод, учитывающий новые знания, новые подходы и техники в переводе, для которого предлагаемый корпус стал бы существенной подмогой.

Таким образом, проект, поставивший своей целью возвращение итальянскому языку его законного места посредника и донора в диалоге культур, получил закономерное продолжение в заполнении лакун, пересмотре и уточнении многих языковых феноменов в национальных языковых частях, в том числе и в русской. Уже первые шаги по формированию банка данных русской части проекта поставили перед участниками целый ряд вопросов, решение которых требует коллективных усилий лингвистического сообщества. Работа с параллельным корпусом позволяет проникнуть в искусство и технику перевода, проследить в диахронии, как менялись подходы и методы переводческой практики.

Библиография

Апресян 2006: Апресян, Ю.Д. (ред.), Языковая картина мира и системная лексикография, Москва, Языки славянских культур, 2006.

Biffi 2010: Biffi, M. 2010, Arte e critica d’arte, lingua dell', Enciclopedia dell’italiano. https://bit.ly/31XQyBw [10/20].

Billero, Nicolás Martínez 2017: Billero R., Nicolás Martínez M.C., Nuove risorse per la ricerca del lessico del patrimonio culturale: corpora multilingue LBC, in CHIMERA: Romance Corpora and Linguistic Studies, Vol. 4, No. 2 (2017), pp. 203-216.

Carbone 2020: Carbone A., The reception of Giorgio Vasari’s “Vite” in Russia: M.I. Železnov and his “vasarian” approach to the biography of K. Brjullov, in Afinogenov D.E. (a c. di), “Mare nostrum”. Сборник научных статей Института Всеобщей истории РАН, Москва, Институт Всеобщей истории РАН, 2020.

Carpi, Pano Alamán 2020: Carpi, E., Pano Alamán, A., El Corpus LBC español: bases, desarrollo y aplicaciones, in Farina, A., Nicolás Martínez, C., Billero, R. (a c. di), Corpora LBC, Firenze, Firenze University Press, 2020.

Farina 2015a: Farina A., Un parcours du combattant: la recherche de traductions de la ‘langue de l’art’ dans les ressources lexicographiques et terminologiques. L’exemple de tempera et guazzo, in Carpi E. (a c. di), Prospettive multilingue e interdisciplinari nel discorso specialistico, Pisa, Pisa University Press, 2015, pp. 33-57.

Farina 2015b:  Farina A., Guideline Proposition for Description and Translation of Proper Names in a Multilingual Cultural Heritage Dictionary of Florence, in O.M. Karpova (ed.), Life beyond Dictionaries, Cambridge, Cambridge Scholars Publishing, 2015, pp. 122-132.

Farina, Billero 2018: Farina A., Billero R., Comparaison de corpus de langue «naturelle» et de langue «de traduction»: les bases de données textuelles LBC, un outil essentiel pour la création de fiches lexicographiques bilingues, in Fioredistella Iezzi D., Celardo L., Misuraca M. (ed.), JADT 18. Proceedings of the 14th International Conference on Statistical Analysis of Textual Data, vol. 1, Roma, Universitalia, 2018, pp. 108-116.

Farina, Nicolás Martínez, Billero 2018: Farina A., Nicolás Martínez M.C., Billero R., Corpora LBC, Firenze, Firenze University Press, 2018, http://corpora.lessicobeniculturali.net/.

Garzaniti, Farina 2013: Garzaniti M., Farina A., Un portale per la comunicazione e la divulgazione del patrimonio culturale: progettare un lessico multilingue dei beni culturali on-line, in Filipovic A., Troiano W. (a c. di), Strategie e Programmazione della Conservazione e Trasmissibilità del Patrimonio Culturale, Roma, Fidei Signa, pp. 500-509.

Garzaniti 2014: Garzaniti, M., Lexicographical tools in the communication of Italian and Florentine cultural heritage in Russian language, in Heritage Lexicography as Supporting tool for International Council on Monuments and Sites (ICOMOS). Proceedings of the International Workshop (Florence, July 21-23, 2014), Florence, Ivanovo 2014, pp.21-24 (ristampato in Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры 2014 (2016)). Культура и деловой иностранный язык, СПб., 2015, pp.71-74.

Garzaniti 2015: Garzaniti M., Proposal for a multilingual cultural heritage dictionary: complexities and problems in corresponding terms in Italian and Russian, in Karpova O.M. (ed.), Life beyond Dictionaries Cambridge, Cambridge Scholars Publishing, 2015, pp. 133-143.

Garzaniti 2020: M. Garzaniti, Alle origini delle relazioni culturali e artistiche fra Russia e Italia: il termine russo frjage la sua storia, in The Language of Art and Cultural Heritage: A Plurilingual and Digital Perspective, a c. di A. Pano Alamán, V. Zotti, Cambridge 2020, pp.104-119.

Gebert 2006: Gebert, L., Immagine linguistica del mondo e carattere nazionale nella lingua. A proposito di alcune recenti pubblicazioni, in Studi SlavisticiVol.3 (1) (2006), pp.217-243.

Гениева 2009: Гениева, E. Ю. (ред.), Хождения во Флоренцию. Флоренция и флорентийцы в русской культуре. XIX век, Москва, Рудомино, 2009.

Гениева, Фридштейн 2009: Гениева, E.Ю., Фридштейн, Ю.Г (ред.), Хождения во Флоренцию. Флоренция и флорентийцы в русской культуре. Из века XIX в XXI, Москва, Рудомино, 2009.

Lanini, Nicolás Martínez 2018: Lanini L., Nicolás Martínez M.C., Verso un dizionario corpus-based del lessico dei beni culturali: procedure di estrazione del lemmario, in Fioredistella Iezzi D., Celardo L., Misuraca M. (ed.), JADT 18. Proceedings of the 14th International Conference on Statistical Analysis of Textual Data, vol. 1, Roma, Universitalia, 2018, pp. 411-427.

Карпова 2009: Карпова, O.M., Флоренция в творчестве европейских писателей и художников: энциклопедический словарь для гидов и туристов. Проект словаря. Florence in the Works of European Writers and Artists: Encyclopedic Dictionary for Guides and Tourists: Project of a Dictionary, Иваново, 2009.

Карпова 2011: Карпова, O.M., Ивановская лексикографическая школа: традиции и инновации, Иваново, Ивановский государственный университет, 2011.

Karpova, Kartashkova 2015: Karpova, O. M., Kartashkova, F. I. (ed.), Life Beyond Dictionaries, Cambridge, Cambridge Scholars Publishing, 2015.

Motolese 2012: Motolese, M., Italiano lingua delle arti. Un'avventura europea (1250-1650), Bologna 2012.

Rossi 2010: Rossi, F., Palladio in Russia. Nikolaj L’vov architetto e intellettuale russo al tramonto del Lumi, Marsilio, Venezia, 2010.

Rossi 2013: Rossi, F., Il taccuino italiano di Nikolaj L’vov, Pisa 2013.

Швидковский, Баталов, Росси 2013: Д.O. Швидковский, A.Л. Баталов, Ф. Росси, Италия-Россия. Тысяча лет архитектуры, Torino 2013 (versione it.: Mille anni di architettura italiana in Russia).

Tonini 2012: Tonini, L., Rinascimento e antirinascimento. Firenze nella cultura russa fra Otto e Novecento, a c. di L. Tonini, Firenze 2012.

Zotti 2017: Zotti V., L'integrazione di corpora paralleli di traduzione alla descrizione lessicografica della lingua dell’arte: l’esempio delle traduzioni francesi delle Vite di Vasari, in Zotti V., Pano Alamàn A. (a c. di), Informatica umanistica. Risorse e strumenti per lo studio del lessico dei beni culturali, Firenze, Firenze University Press, 2017, pp. 105-134.

Zhukova 2018: Zhukova, N. N., Per una nuova guida di Firenze in lingua russa, in Le guide touristique: lieu de rencontre entre lexique et images du patrimoine culturel, Vol. I, a c. di C. Flinz, E. Carpi, A. Farina, Firenze 2018, pp.171-182.

Источники корпуса

Алпатов, Михаил, Итальянское искусство эпохи Данте и Джотто, Москва-Ленинград, Искусство, 1939.

Альберти, Леон-Баттиста, Десять книг о зодчестве. – Десять книг о зодчестве (перевод В. П. Зубова), Москва, Изд-во Всесоюзной академии архитектуры, т. 1, 1935 [1500], стр. 11-385.

Анциферов, Николай, «Отчизна моя душа: воспоминания о путешествиях в Италию» (ред. Д.С. Московская, М.Г. Талалай, А. Фарсетти), Старая Басманная, Москва, 2016 [1938-1940], с. 37-47.

Ахматова, Анна, Собрание сочинений в шести томах, т. 1. Эллис Лак, Москва, 1998 [1936].

Батюшков, Константин, Опыт в стихах и прозе, (ред. И.М. Семенко), Москва, Наука, 1977 [1815], с. 20-28.

Батюшков, Константин, Полное собрание стихотворений (ред. Н.В. Фридман), Москва-Ленинград, 1964 [1809].

Бердяев, Николай, Самопознание, YMCA PRESS Paris, 1949 [1940].

Бердяев, Николай, Философия творчества, культуры и искусства, т. I, Лига, Москва, 1994 [1915], с. 367-371.

Блок, Александр, Собрание сочинений в девяти томач, т. 3, т. 8, Гослитиздат, Москва, 1962 [1909].

Бродский, Иосиф, Электронное собрание сочинений. Стихотворения и поэмы, 2017? [1976].

Вазари, Джорджо, Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих (под ред. А. Дживелегова, А. Эфроса), Ростов-на-Дону, Феникс, 1998 [1568].

Вазари, Джорджо, Жизнеописания наиболее известных живописцев, ваятелей и зодчих (под ред. А. Дживелегова и А. Эфроса), пер. А. Дживелегова и др., Москва-Ленинград, Academia, 1933 [1568].

Вазари, Джорджо, Жизнеописания наиболее известных живописцев, ваятелей и зодчих, пер. А. Габричевского, А. Венедиктова, Москва, Альфа-Книга, 2008 [1568].

Вазари, Джорджо, Жизнеописания наиболее известных живописцев, ваятелей и зодчих, пер. М. Глобачева, Москва, Книговек, 2011 [1568].

Велфлин, Генрих, Ренессанс и Барокко, Азбука-классика, Санкт-Петербург, 2004 [1888].

Вяземский, Петр, Стихотворения, Ленинград, 1958 [1834], с. 247-248.

Габричевский Александр, Альберти - архитектор. Флоренция, В Альберти, Леон Баттиста, Десять книг о зодчестве (перевод В. П. Зубовой), Москва, Изд-во Всесоюзной академии архитектуры, т. 2, 1937, стр. 201-215.

Гейне, Генрих, Стихотворения. Поэмы. Проза, Москва, Художественная литература, 1971 [1836], с. 688-738.

Герзык, Евгения, Воспоминания, YMCA PRESS, Париж, 1973 [1943], стр. 117-140.

Гомбрих, Эрнст, История искусства, АСТ, 1998 [1950], с. 223-245.

Гумилев, Николай, Собрание сочинений в четырех томах (под ред. Г.П. Струве и Б.А. Филиппова), Изд. Виктора Камкина, Вашингтон, т. 1, стр. 135-136.

Гумилев, Николай, Стихотворения и поэмы, Советский писатель, Ленинград, 1988 [1912].

Гумилев, Николай, Электронное собрание сочинений, https://gumilev.ru/verses/286/, 2018, (01/2018)

Гурьева, Татьяна (под ред.), Краткий словарь терминов изобразительного искусства, Советский чудожник, Москва, 1965 [1957].

Да Винчи, Леонардо, Трактат о живописи, пер. Губарева А.А., Азбука, Москва <Азбука> 2010 [1500?].

Дашкова. Екатерина, Записки княгини: Воспоминания. Мемориал, Минск, Харвест, 2003 [1805].

Дельвиг, Антон, Сочинения. Стихи, Ленинград, Художественная литература, 1986 [1819-1820?].

Державин, Гаврила, Анакреонтические песни, Москва, Наука, 1986 [1802], с. 69.

Добужинский, Мстислав, Воспоминания (ред. Г.И. Чугунов), Москва, Наука, 1987 [1922], с. 258-264.

Достоевская, Анна, Воспоминания (под ред. В. Григоренко и др.), Художественная литература, Москва, 1971 [1916].

Достоевский, Федор, Зимние заметки о летних впечатлениях, Рипол Классик, Москва, 2005 [1862].

Достоевский, Федор, Собрание сочинений в пятнадцати томах, т. 15, Ленинград, Наука, 1996 [1868].

Жестаз, Бертран, Архитектура. Ренессанс. От Брунеллески до Палладио, Аст, Москва, 2003 [1995].

Каптиков, Анри, Романская архитектура Италии, Татлин, Екатеринбург, с. 29-41.

Макьявелли, Никколо, История Флоренции, пер. Н.Я. Рыковой, Ленинград, Наука, 1973 [1526].

Мережковский Дмитрий, Воскресшие боги, или Леонардо да Винчи, АСТ, Москва 2008 [1900].

Мережковский, Дмитрий Стихотворения и поэмы, Санкт-Петербург, Академический проект, 2000, с. 928.

Мережковский, Дмитрий, Данте, Республика, Москва, 2000 [1939], с. 13-20.

Муратов, Павел, Образы Италии, Москва, Республика, 1994 [1913].

Нестеров Михаил, О пережитом. 1862-1917 гг. Воспоминания, Москва, Молодая гвардия, 2006 [1928].

Палладио, Джорджо, Четыре книги об архитектуре (трад. И.В. Жолтовского), Изд. Всесоюзной Академии архитектуры, Москва, 1938 [1570?].

Плешивцев, Алексей, История архитектуры, Москва, МГСУ, 2015, с. 245-251.

Пушкин, Александр, Собрание сочинений в 10 томах, т. 2, ГИЧЛ, Москва, 1959, с. 201-203.

Раскин, Джон, Прогулки по Флоренции, пер. А. Герцик, Азбука-Аттикус, Санкт-Петербург, 2016 [1881].

Рильке, Райнер Мария, Флорентийский дневник (перевод В. Бакусева), Текст, Москва, 2001 [1898].

Росси Ф. и др., Пиранези в России: до и после, Antiga Edizioni, Москва, 2016.

Серов, Валентин, Переписка 1884-1911, Ленинград-Москва, Искусство, 1937 [1887].

Стендаль, Фредерик, Рим Неаполь Флоренция, пер. Н.А. Рыковой, Правда, 1978 [1817].

Страхов, Николай, Воспоминания о Федоре Михайловиче Достоевском (в кн. К. Тюнькин [под ред.], Достоевский в воспоминаниях современников, т. 1, Москва, Художественная литература, 1990 [1862?], Стр. 439-444).

Флоренция: Город и все шедевры. Золотая книга (Флоренция: весь город и его шедевры. Золотая книга), пер. Л. Зотовой и М. Катковой, Флоренция, Бонеки, 2001 [1963].

Форстер, Эдвард Морган, Комната с видом на Арно, пер. В.А. Миловидова, Москва, Аст, 2014 [1904].

Чайковский, Петр, Письма к родным, Москва, Музгиз, 1940 [1874], с. 204-205.

Челлини, Бенвенуто, Жизнь Бенвенуто, сына маэстро Джованни Челлини, флорентинца, написанная им самим во Флоренции. Пер. М. Лозинского, Москва, ГИХЛ, 1958 [1539].

Чехов, Антон, Полное собрание сочинений и писем, Москва, Наука, 1976 [1891], т. 5, с. 4.

Чехов, Антон, Полное собрание сочинений и писем, Москва, Наука, 1980 [1901], т. 2, с. 9.

Швидковский, Дмитрий (под ред.), Италия - Россия: тысяча лет архитектуры, Умберто Аллеманди и К., Турин-Лондон-Венеция-Нью-Йорк, 2013.

Примечания

[1] Автор 1-й части – М. Гардзанити, 2-й – В. Росси, 3-й – Н. Жукова.

[2] Предлагаем ниже список дипломных работ и магистерских диссертаций о русскоязычных путеводителях или каталогах выставок, выполненных под моим научным руководством и в сотрудничестве с Н.Н. Жуковой, а также с В. Росси. В скобках указан учебный год. Дипломные проекты: Ф. Кассари, Лексический анализ общеупотребительной лексики из путеводителя по Флоренции Бонеки. Город и его шедевры (2013-2014); К. Маччанти, Графические формы и транскрипция собственных имен в путеводителе по Флоренции Бонеки. Город и все шедевры (2013-2014); Э. Герра, Лексический анализ русской версии буклета «Весна Возрождения, скульптура и искусство во Флоренции 1400-1460» (2013-2014 гг.); М. Ринелла, Лексический анализ и практика перевода имен с русского на итальянский. Путеводители по Флоренции Дж. Касетта (2008) и Р. Нести (2008) (2014-2015); В. Бракали, Туристический гид «Монтекатини Терме» на русском языке. Анализ лексики культурного наследия (2014- 2015); М. Монтаньяни, Прогулки по корпусу. Лингвистика корпусов применительно к двум флорентийским путеводителям (2015-2016); Л. Петруццелла, Итальянская архитектура в России: исторические рамки и глоссарий художественной и архитектурной терминологии (2016-2017). Магистерские диссертации: К. Маччанти, Анализ лексики культурного наследия в корпусе путеводителей по Флоренции (2014-2015); В. Барбини, Коммуникация и распространение средневекового культурного наследия. Анализ русского перевода статьи «Византийская и латинская духовность в «Мадоннах» Джотто Тимоти Вердона » (2014-2015). Магистерские диссертации о способах и методах лингвистического анализа: Г. Тарквини, Поваренная книга С. А. Толстой. Гастрономическое путешествие между родной и чужой стихией (2014-2015); Э. Герра, Очарованный странник Н. С. Лескова. Анализ терминологии русского конного спорта в сравнении с итальянской и английской версиями (2015-2016). Первый стажер русской секции LBC, Маччанти, разработала на основе предыдущих дипломных работ список имен собственных и общеупотребительных с их определениями на итальянском и русском языках, присутствующими в путеводителях, и составила библиографию по туристическим путеводителям о Флоренции на русском языке.

[3] Н.Н. Жукова выступила в Академии рисунка во Флоренции с докладом на тему «Сложность транскрибирования итальянских имен и сложность перевода историко-художественной лексики на русский язык» (2014).

[4] Этой теме посвящен доклад М. Гарзанити «Рекомендации по созданию многоязычного словаря культурного наследия Флоренции», представленный на X Международной школе лексикографии "Life beyond Dictionaries" (12–14 сентября 2013 г.; Garzaniti 2015 г., см. также предыдущую статью Garzaniti, Farina 2013) и выступление Н.Н. Жуковой "Per una nuova guida di Firenze in lingua russa", представленное на конференции “La guida turistica come luogo d’incontro tra lessico e immagini dei Beni Culturali” (Пиза-Флоренция, 11-12 июня 2015 г.) (Zhukova, 2018).

[5] См. https://www.memofonte.it/ricerche/giorgio-vasari/

[6] Подробное описание проблемы см. Motolese 2012.

[7] Сошлемся, в частности, на магистерские диссертации Ч. Д’Амбрози, А.Г. Габричевский и перевод «Жизни Джотто» Вазари (2013-2014) и Е. Новиковой, «Жизнь Джотто» Джорджо Вазари в русских переводах Ю. Н. Верховского (1933) и А. И. Венедиктова (1956) (2014-2015). К работам над версиями переводов Вазари можно добавить и другие магистерские работы, посвященные важным вопросам восприятия лексики Возрождения в России: В. Альдериги, Леонардо в России: восприятие его личности и его лексикона (2014-2015); С. Стефанини, «Культура Италии в эпоху Возрождения» Якоба Буркхардта в России. Лексический анализ описания человека (2017-2018).

[8] О восприятии Вазари в России см. также Carbone 2020.

[9] В ходе исследований в этой области был проанализирован ряд лемм для проверки структуры компьютерной модели словарной статьи, которая будет использоваться для создания онлайн-словаря. В частности, были подготовлены соварные статьи: Чимабуэ, Флорентиец, Джотто, столб, живописец, панно, темпера, тондо. Все члены секции, а также стажер Маччанти участвовали в создании и редактировании этой модели. М. Перотто добавила в таблицу словарей русского языка указание на некоторые из важнейших порталов, посвященных данной тематике.

[10] Karpova, Kartashkova 2015.

[11] См. Карпова 2011. В частности, следует отметить проект нового словаря, посвященного описанию роли Флоренции в художественном творчестве писателей, живописцев и других художников: «Флоренция в творчестве всемирно известных людей: энциклопедический ассоциативный словарь для гидов и туристов», предназначенный для студентов, но очень интересный своим методологическим подходом. (Карпова, 2009).

[12] См., в частности, наше выступление о лексикографических инструментах Garzaniti 2014.

[13] По этому поводу см. 3-ю часть данной статьи, где речь идет о портале, посвященном русскому языку. Планировалось совместно с Н.Н. Жуковой представить российскую часть портала на конференции MAPRIAL (Гранада 2015), что, однако, не было реализовано.

[14] См. Введение в Апресян 2006. Gebert 2006.

[15] См. Rossi 2010, Rossi, 2013.

[16] Швидковский, Баталов, Росси 2013.

[17] Можно сослаться на следующие дипломные проекты: С. Ипполити, «Москва и архитектура эпохи Возрождения» Д. Швидковского: лексикографический анализ (2017-2018); Дж. Платия, «С начала ХХ века до тридцатых годов» Ф. Росси: слова и концепции итальянской культуры в русской и советской архитектуре (2018-2019); Г. Чекки, «От Петра Великого до Ф. Б. Растрелли» Д. Швидковского: слова и концепции архитектуры в России XVIII века (2018-2019); М. Бальдини, «Итальянская тема в русской архитектуре XIX - начала XX веков» Дмитрия Швидковского: анализ архитектурной лексики (2018-2019); Л. Кручата, «Творчество эпохи Возрождения в русской архитектуре» А. Баталова: семантический и лексикографический анализ архитектурного языка (2019-2020); А. Джованнетти, «Ломбардский романский стиль в архитектуре Владимира» Д. Швидковского. Слова и понятия для описания русского средневекового искусства (2019-2020); А. Гайдалотти, «В эпоху Екатерины II» Д. Швидковского. Анализ архитектурной терминологии (2019-2020). Магистерские диссертации: Ф. Кассари, Кремль, крепость итальянского и русского искусства (2015-2016). К этим тезисам необходимо добавить работы, близкие по тематике и методологии: А. Дженнайоли, Термины русской церковной архитектуры (2012-2013); Э. Морони, Итальянские архитекторы в России конца XV ​​- начала XVI веков (2015-2016).

[18] Гениева 2009; Гениева, Фридштейн 2009.

[19] См. Tonini 2012.

[20] См. выше прим. 7.

[21] В вышеупомянутой дипломной работе Монтаньяни использовала программное обеспечение Sketch Engine для анализа небольшого корпуса, состоящего из нескольких туристических путеводителей по Флоренции на русском языке (Nesti, Casetta), и предоставила студентам и коллегам учебную презентацию (PowerPoint) пользовательского руководства этой программой с учетом дальнейших исследований. Эта методика была применена в вышеупомянутой магистерской работе Маччанти для анализа лексики флорентийского культурного наследия на русском языке на основе русскоязычных гидов Bonechi и Touring Club Italiano.

[22] См. общее введение Billero, Nicolás Martínez 2017, Billero, Farina 2018.

[23] Garzaniti 2019.

[24] Там же.

[25] О создании проекта LBC см. Garzaniti, Farina 2013: 504 и след. О проекте словарь по русскому языку см. Garzaniti 2015: 138 и след.

[26] Farina, Billero 2018: 109. Более подробную информацию и полное описание проекта смотрите по ссылке.

[27] В проекте принимают участие следующие языки: английский, испанский, итальянский, китайский, немецкий, португальский, русский, турецкий и французский.

[28] Billero, Nicolás Martínez 2017: 210.

[29] Farina, Billero 2018: 108; Zotti 2017: 107.

[30] Billero, Nicolás Martínez 2017: 208. В частности, были определены следующие категории и подкатегории: Популярный - Блог, Популярный - Путеводитель, Популярный - Журнал, Словарь - Одноязычный, Словарь - Двуязычный / многоязычный, Литературный - Биография, Литературный – Художественная литература, Литературный – Нехудожественная литература, Эссеистика, Технический / специальный - Архитектурный, Технический / специальный - Искусство, Технический / специальный - Строительство, Технический / специальный - Гастрономия и вино, Технический / специальный - История.

[31] См. http://corpora.lessicobeniculturali.net/ru/.

[32] Billero, Nicolás Martínez 2017: 206.

[33] Carpi, Pano Alamán 2020.

[34] Ibidem.

[35] Ibidem.

[36] Из 147 переводных текстов 138 - это переводы с итальянского (в том числе 122 с Вазари), 3 с английского, 3 с немецкого, 2 с французского, 1 с латинского.

[37] Из 171 технических текстов / словарей 142 классифицированы как «Технические - Искусство», 20 как «Технические - Архитектура», 8 как «Технические - История», 1 как «Словарь - Одноязычные».

[38] Из 77 текстов нетехнического характера 52 могут быть отнесены к категории «Литературно-биографические», 16 - как «Литературно-художественные», 8 - как «Литературно-научно-популярные», 1 - как «Популярные - Путеводитель».

[39] См. статью о соборе в Большой Российской Энциклопедии (БРЭ) САНТА-МАРИЯ-ДЕЛЬ-ФЬОРЕ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://old.bigenc.ru/fine_art/text/3533826 Дата обращения: 24.10.2022

[40] Джорджо Вазари. Жизнь Филиппо Брунеллеско, флорентийского скульптора и архитектора. – Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. Т. II, М—Л., Academia. 1933. C. 283. Перевод А. Габричевского. Электронная версия: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Vazari_2/framevved1.htm.

[41] Джиорджио Вазари. Жизнеописание Филиппе Брунеллеско флорентийского скульптора и архитектора. – Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. Т. II, М. Искусство. 1963. Перевод А. Венедиктова и А. Габричевского. Электронная версия: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Vazari_3/frametext11.htm.

[42] Джиорджио Вазари. О различных камнях, служащих архитекторам для украшений и скульпторам для статуй. – Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. Т. I, М. Искусство. 1956. Перевод А. Венедиктова. Электронная версия: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Vazari_2/framevved1.htm

[43] Этот перевод – еще одна загадка, которая, правда, не относится к труду Вазари, а только к издательской практике. Текст, опубликованный в 2011 г. и заявленный как новый перевод, на самом деле, является практически точным воспроизведением перевода, вышедшего в издательстве Искусство в 1956—71 гг. По каким причинам под этим переводом указан М. Глобачев, остается только гадать.

[44] В энциклопедии Treccani находим следующее определение ‘macigno’: осадочная порода, песчаник мелового или палеогенового периода, со средним или мелким зерном, с известковистым или известково-глинистым цементом, от серого до желтовато-серого или голубовато-серого цвета, легко разрушающийся при низких температурах, широко распространен в Апеннинах как строительный материал и используется для мельничных жерновов. Называется «пьетрафорте» если камень плотный и прочный, «пьетраморте» - если рыхлый, легко рассыпающийся, «пьетрасерена» - голубоватый и хорошо обрабатывается. https://www.treccani.it/vocabolario/macigno/ Этому современному определению полностью соответствует перевод Габричевского 1933, в котором  ‘macigno’ переводится как известняковый камень, а «pietra forte» - прочный песчаник. Благодарю коллегу M. Perotto за ценное замечание.